Некоммерческое партнерство "Союзмикрофинанс" - СРО Союзмикрофинанс

Последняя новость

Регулятор предупреждает: не стоит путать…

В Банк России начали поступать обращения граждан, которым предлагается вступить в потребительское общество и вложить в него...

Подробнее
Регулятор предупреждает: не стоит путать КПК с потребительским обществом
31.08.16 14:02

В Банк России начали поступать обращения граждан, которым предлагается вступить в потребительское общество и вложить в него свои деньги или взять заем (кредит), как в кредитном потребительском кооперативе (КПК).

Регулятор обращает внимание, что КПК объединяет пайщиков по территориальному, профессиональному и (или) иному принципу с целью удовлетворения финансовых потребностей членов кооператива. КПК может принимать денежные средства пайщиков и выдавать займы. В то время как в потребительском обществе финансовая взаимопомощь не является основным видом деятельности и потребительское общество не вправе осуществлять профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов1. Оно объединяет пайщиков, как правило, по территориальному признаку и принимает от своих членов имущественные паевые взносы для торговой, заготовительной, производственной и иной деятельности.

Важно помнить, что Банк России осуществляет ведение государственного реестра кредитных потребительских кооперативов, с которым можно ознакомиться на официальном сайте www.cbr.ru. Кроме того, КПК обязаны быть членами саморегулируемых организаций (СРО), объединяющих кредитные кооперативы.  Единый реестр СРО финансового рынка также находится на сайте Банка России. В свою очередь, потребительские общества не входят в число организаций, за деятельностью которых Банк России осуществляет контроль и надзор.

Таким образом, принимая решение о размещении своих денежных средств или о получении займов (кредитов), гражданам важно понимать разницу между кредитным потребительским кооперативом и потребительским обществом, которое не вправе осуществлять профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов и не находится под надзором Банка России.

 

Деятельность по предоставлению потребительских займов, осуществляемая не менее чем четыре раза в течение одного года.

30.08.2016

 
Центробанк кардинально меняет процедуру санации
30.08.16 12:03

Центробанк кардинально меняет процедуру санации банков: оздоровление через АСВ оказалось слишком долгим и дорогим. На примере четырех петербургских банков, которые санируются по-старому, "ДП" разобрал недостатки и преимущества прежней схемы.

Проблемные банки теперь будут оздоравливать по-другому: Центробанк РФ добился кардинальных изменений в схеме санации. Если раньше банки санировали через Агентство по страхованию вкладов (АСВ), которое искало санатора (или само оздоравливало банки) и выделяло длинные кредиты на оздоровление из собственного фонда, то теперь ЦБ все возьмет в свои руки. Регулятор создаст свою 100%-ную "дочку" — фонд консолидации банковского сектора, который сам будет входить в капитал проблемных банков и улучшать его показатели, и только потом, после оздоровления, такие банки будут выставлять на продажу. Кредитов на оздоровление больше не будет: деньги фонд будет давать на невозвратной основе.
Так, АСВ отстранят от санации, которая стала для него слишком тяжелым бременем. ЦБ посчитал, что вхождение в капитал при санации позволит потратить на оздоровление банков в 1,6 раза меньше денег, чем на оздоровление через кредиты АСВ. Санация 28 банков за 3 года уже обошлась государству в 1,5 трлн рублей.

На санацию четырех петербургских банков потрачено в совокупности 128 млрд рублей: "Таврический" санируется банком "Международный финансовый клуб", который получил на оздоровление кредит 28 млрд рублей, Балтийский банк санируется Альфа-Банком с кредитом 57,4 млрд рублей, на "Советский", санируемый казанским Татфондбанком, выделено 10,79 млрд рублей, а Балтинвестбанк проходит оздоровление Абсолют Банком за 32,3 млрд рублей.



Еще одним существенным минусом старой схемы помимо дороговизны ЦБ считает долгие сроки. Предполагается, что "Таврический" (на санации с марта 2015-го), "Балтийский" (санируется с августа 2014-го), Балтинвестбанк (с декабря 2015-го) и "Советский" (с октября 2015 года) будут санироваться по 10 лет каждый. Обычно санация банков заканчивается раньше отведенного срока, но факт в том, что довольно внушительный срок на рынке будут работать недокапитализированные санируемые банки.

 
Нет денег, чтобы разориться
30.08.16 11:33

До вступления в силу закона о банкротстве физических лиц 1 октября 2015 года Минэкономразвития прогнозировало 4 млн подобных дел уже в первый год его действия. На 1 августа зафиксировано лишь немногим более 10 тыс. дел о банкротстве на всю Россию. Что пошло не так?

Больница имени Петросяна

Вечером 24 августа Арам Петросян захватил московское отделение Ситибанка на Никитской улице. Он представился обанкротившимся предпринимателем из Подмосковья. Бомба в руках Петросяна в итоге оказалась муляжом, через три часа захваченные им заложники были освобождены, а сам захватчик добровольно сдался главному московскому полицейскому.

По словам Петросяна (накануне попытки теракта он записал видеообращение к президенту России), таким образом он хотел показать несостоятельность закона о банкротстве физлиц. «Я гражданин России, я имею право требовать. Первое — признать на государственном уровне банкротства физических и юридических лиц болезнью, второе — создать институт, который занимался бы этими проблемами, решал бы их», — говорил Петросян в видеообращении.

Действительно, вступивший в действие 11 месяцев назад закон, что называется, «не пошел». К 1 августа 2016 года, по данным Finzdor, запущено 10 328 процедур банкротства физлиц. Из них 6 980 дел с процедурой реализации имущества и 3 348 — с реструктуризацией задолженности. Всего на эту дату физлицами подано около 30 тыс. заявлений о банкротстве, а завершено таких дел менее 300, что близко к нулю в сравнении с ожидаемыми масштабами.

Напомним, что официально объявить себя банкротом и попробовать доказать это в суде может каждый российский гражданин с долгом более 500 тыс. рублей и задержкой по выплатам от трех месяцев. При этом необходимо быть неплатежеспособным. Дела о банкротстве физлиц рассматриваются арбитражными судами.

Банки.ру узнал у экспертов и заинтересованных, почему не работает закон о банкротстве физических лиц и что в нем надо менять.

«Как только тебя объявят банкротом — это как табличка на тебе будет»

Александр Рязанов, частный предприниматель, учредитель ООО «Проф ИТ» (город Можайск):

— Я про этот закон знаю очень мало: когда его только приняли, читал об этом в СМИ, но сам текст закона не видел. Считаю, что подобный закон нужен, потому что он дает возможность людям, которые оказались в сложной долговой ситуации, более цивилизованно ее разрешить — чтобы коллекторы не приставали, чтобы процедура была более упорядоченная.

Но тут есть и отрицательные стороны. Не могу сказать точно, какие, так как, повторюсь, сам закон не читал. Но подозреваю, что есть в нем не очень приятные вещи. Потому что иначе все, кто формально имеет право признавать себя банкротом, проходили бы эту процедуру охотно. Так что если кто-то попадет в ситуацию, когда его можно по закону признать банкротом, я бы не советовал допускать до того, чтобы воспользоваться этой возможностью. 500 тысяч рублей не такая большая сумма, но как только тебя официально объявят банкротом — это как табличка на тебе будет. Вроде бы это просто слова, но на самом деле все понимают, что нет. Поэтому никому не советую.

«Государству есть смысл в отдельных случаях помочь нуждающемуся деньгами»

Анатолий Селюков, профессор кафедры правового регулирования экономики и финансов Института государственной службы и управления РАНХиГС при президенте России:

— Закон является реакцией государства на огромную задолженность многих граждан перед банками. Порядка 600 тысяч человек имеют необеспеченный долг в объеме около одного триллиона рублей.

Однако закон не выполняет свою миссию, поскольку очень сложной является процедура пользования механизмом банкротства для людей, не имеющих соответствующих знаний и денег, чтобы заплатить за помощь специалистам.

В целом его содержание в основе своей составлялось под обеспечение интересов кредиторов. В тексте закона следует прописать положение о том, что банк обязан подробно и в письменном виде давать разъяснение об условиях договора с гражданами. Банк обязан самостоятельно и за свой счет решать вопросы страхования ответственности будущих заемщиков — физических лиц. Запретить банкам пользоваться услугами коллекторов, если речь идет о должниках — физических лицах.

Государству в отдельных случаях есть смысл помочь нуждающемуся гражданину деньгами, нежели ждать, пока он возьмет кредит, а потом либо обанкротится, либо покончит жизнь самоубийством. К таковым случаям для оказания помощи можно, например, отнести потребность в деньгах на лечение, решение жилищной проблемы и т. п.

Чтобы решить проблему необеспеченных по материальным признакам кредитов физических лиц перед банками, необходимо при органах социальной защиты или при местных администрациях создать специальные комиссии, которые должны стать третьей стороной конфликта между банком и должником. В задачи таких комиссий должна войти реальная помощь заемщику: юридическая консультация и помощь в оформлении документов.

Комиссия должна взять своеобразную опеку над малоимущими гражданами, чтобы своевременно оказывать им необходимую помощь. В противном случае наши граждане будут вымирать, а граждане других государств будут постепенно занимать места ушедших.

«Банкротство не должно стать способом «сравнительно честного» обмана кредитора»

Борис Воронин, директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА):

— Накануне вступления в силу закона о банкротстве в СМИ часто высказывались ожидания (иногда радостные), что коллекторы могут потерять значительную часть должников за счет того, что люди массово воспользуются процедурой банкротства. Сами взыскатели понимали, что на банкротство пойдут в первую очередь те заемщики, которые и так отказываются общаться с кредитором, и опасались больше, что закон спровоцирует рост мошенничества. В результате ни те ни другие ожидания не оправдались.

Банкротство не снизило принципиально объемы коллекторского рынка или уровень контактности должников. Эти тенденции и так имеют место, но процедура банкротства оказалась слишком немассовым явлением, чтобы на них повлиять. Повального использования банкротства в мошеннических целях среди потребителей кредитных услуг тоже пока не наблюдается. Судебная практика только начала складываться, но в ней уже есть случаи, когда суд сохраняет обязательства должника ввиду его недобросовестности.

Концепция этого закона изначально содержала противоречия. С одной стороны, заявлялось, что он поможет широким массам обездоленных и закредитованных найти выход из долговой ямы. С другой стороны — что процедура будет достаточно сложной (и потому дорогостоящей) для противодействия недобросовестным заемщикам. В результате закон работает, по сути, так, как должен — как способ решения неразрешимых финансовых проблем добросовестного должника, — но немного не на той социальной прослойке, под которую создавался. Банкротство и не должно стать способом «сравнительно честного» обмана кредитора. К сожалению, площадные демагоги предпочитают говорить о недобросовестных должниках как о модели поведения, требующей защиты.

«Ни один управляющий за 10 тысяч рублей заниматься банкротством не возьмется»

Наталья Коцюба, общественный омбудсмен по вопросам банкротства, президент ассоциации «Межрегиональная саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих»:

— Действие закона о банкротстве физлиц не приобрело ожидаемых масштабов, поскольку не было обеспечено финансирование проведения процедуры банкротства. До 15 июля этого года закон предусматривал минимальную планку вознаграждения арбитражного управляющего на уровне 10 тысяч рублей. Ни один управляющий за такие деньги заниматься банкротством не возьмется, тем более что в процессе он еще должен за свой счет оплачивать уведомления в прессе и рассылку запросов. С 15 июля эту ошибку в некоторой степени исправили, единовременное вознаграждение арбитражного управляющего подняли до 25 тысяч, плюс увеличили процент от реализации имущества.

Однако это лишь частичное решение проблемы. Парадоксально, но люди, которые хотят признать себя банкротами и по закону списать с себя колоссальные долги (иногда многомиллионные), не считают нужным найти 50—100 тысяч рублей на оплату услуг арбитражного управляющего.

Отдельная сторона вопроса — банкротство малообеспеченных граждан (в том числе пожилых), которые в свое время набрали кредитов и сегодня оказались в ловушке. Они не могут найти даже 10 тысяч, чтобы положить их на депозит суда. Минэкономразвития сейчас прорабатывает вопрос о том, чтобы государство компенсировало управляющим расходы по банкротству малоимущих граждан. Новый состав Госдумы может его рассмотреть.

«Простому человеку неоткуда взять деньги на процедуру банкротства»

Алексей Петропольский, генеральный директор юридической компании URVISTA:

— Закон мне не нравится в первую очередь из-за недоступности и дороговизны для простого гражданина, который взял кредит. У нас подавляющее большинство потенциальных банкротов взяли кредиты до миллиона рублей и не могут их вернуть, живут за пределом бедности. Они и хотели бы «обнулиться», чтобы начать жизнь заново, открыть фирму или устроиться на работу, возможно, взять ипотеку, но на сегодняшний момент у них нет такой возможности. На погашение кредита нет средств, и подать на банкротство они не могут, потому что сама процедура под ключ обойдется в районе 200 тысяч рублей — включая услуги адвокатов, арбитражных управляющих и саму процедуру вместе со всеми пошлинами. Если бы у человека были эти деньги, он бы, наверное, и не стал инициировать саму процедуру. Ею пользуются только те, кто залез в многомиллионные кредиты. Эти люди пользуются законом не в благих целях, они просто списывают с себя долги, которые могли бы вернуть, или украденные у банков деньги. Простому же человеку неоткуда взять деньги на адвокатов и представительство.

Банкротство физических лиц, по-хорошему, нужно передвинуть с арбитражных судов и арбитражных управляющих на мировые суды, что упростило бы эту процедуру для физлиц. Арбитражные суды перегружены — сейчас от момента подачи заявления до начала рассмотрения дела и первых слушаний проходит от двух до трех месяцев. Само банкротство продолжается минимум год. Не менее года идет процесс по выявлению собственности, потому что судья назначает каждое новое слушание не раньше чем через месяц. Мировым судам было бы проще, но они не имеют права этим заниматься.

Следует также отменить институт арбитражного управляющего при банкротстве физлиц. В 90% случаев у физического лица, которое хочет сделать себя банкротом, ничего нет. Там нечего считать и нечего искать, поэтому арбитражный управляющий и не нужен.

«К сожалению, зачастую арбитражные управляющие проводят процедуру банкротства слишком долго»

Алена Ермоленко, старший юрист корпоративной практики «ФБК Право»:

— Закон о банкротстве физлиц, безусловно, сырой, к нему есть масса претензий.

В России банкротство фактически работает только в двух режимах: либо конкурсное производство (или реализация имущества у физических лиц), когда имущество банкрота распродается и, если что-то удается выручить, пропорционально делится между кредиторами; либо заключается мировое соглашение с конкурсными кредиторами в случае, если банкроту удается найти инвестора, который погашает его долги с рассрочкой.

Оздоровления, или «больницы для банкротов», как назвал это Арам Петросян, в России действительно нет или почти нет — формально такая процедура законом предусмотрена для юридических лиц, но либо не проводится совсем, либо проводится очень формально.

Создание эффективной системы финансового оздоровления банкротящихся предприятий было бы, конечно, полезно. Будет ли основой для формирования этого института уже существующая система арбитражного управления или создадут специализированную организацию — не так важно. Важно, чтобы это были квалифицированные специалисты, которые приходят в процедуру банкротства именно с целью «оздоровить» должника.

К сожалению, зачастую арбитражные управляющие проводят процедуру банкротства слишком долго (средний «возраст» банкротства — 5—8 лет), поэтому незначительная конкурсная масса, которую удается сформировать, идет на погашение расходов самой процедуры, а не на погашение требований конкурсных кредиторов.

«Сейчас через банкротство от долговой нагрузки освобождаются бенефициары юридических лиц»

Денис Фролов, партнер юридической компании BMS Law Firm:

— Заработавший с 1 октября 2015 года институт банкротства физических лиц не решил основную проблему — цивилизованное избавление гражданина от долговой нагрузки. Большинство должников прячут от кредиторов всё, что можно спрятать. Поиск имущества и денежных средств должника становится головной болью кредитора.

Институт банкротства физических лиц должен в первую очередь защищать граждан, объективно попавших в трудные финансовые условия вследствие потери работы, болезни и иных негативных жизненных ситуаций. Сейчас фактически через банкротство от долговой нагрузки освобождаются бенефициары юридических лиц, дававших поручительства по кредитам последних.

Рассматривая дело, судья не выясняет причины, по которым гражданин просит признать себя банкротом. В задачи судопроизводства выяснение этих обстоятельств не входит, что правильно. Было бы правильнее создать орган, который на досудебной стадии оценивал бы причины финансовой несостоятельности, их объективность, возможные пути восстановления платежеспособности.

В настоящее время вектор банкротства направлен на освобождение от долгов. Разумнее развернуть его в сторону восстановления платежеспособности, недопущения повторного банкротства, соразмерного удовлетворения требований кредиторов. В ином случае дважды пострадавшей стороной будут кредиторы. Первый раз — когда должник не исполнил денежное обязательство. Второй — когда безвозвратно освободился от исполнения обязательства.

«Мы подаем заявления о банкротстве должников в пилотном режиме»

Александр Пахомов, старший вице-президент, директор департамента проблемных активов ВТБ 24:

— Лишь незначительная доля клиентов ВТБ 24 находится в процессе банкротства — менее 8 тысяч человек, это доли процента.

В ВТБ 24 выстроена система отслеживания публикаций о банкротстве должников — заемщиков, поручителей, залогодателей. В случае появления такой публикации банк включается в дело о банкротстве. В отдельных случаях мы и сами подаем заявление о банкротстве должников, но пока окончательно не апробировали новую для России процедуру банкротства граждан, делаем это в пилотном режиме: с момента ее введения в октябре прошлого года подали около 40 заявлений. Примечательно, что заявления банка побудили нескольких из этих 40 должников изыскать средства и полностью погасить задолженность.

Закону необходимы более четкие нормы, определяющие режим работы с совместным имуществом супругов, а также порядок обращения взыскания на единственное жилье, принадлежавшее должнику, в случае его смерти.

Эмма ТЕРЧЕНКО, Banki.ru

Источник: Banki.ru

 
«Пузырь потребительского кредитования лопнул» Михаил Мамута из ЦБ об МФО, черных кредиторах и грабительских процентах
29.08.16 16:29

Банки

Банки ужесточили требования к клиентам, и россияне все чаще обращаются за кредитами в микрофинансовые организации (МФО). Ставки по таким займам иногда запредельные, поэтому все больше людей попадают в долговую яму. Глава службы Банка России по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров Михаил Мамута рассказал «Ленте.ру» о том, зачем нужны МФО, как не попасть в ловушку черных кредиторов и как правильно пользоваться «займами до зарплаты».

О жалобах и жутких процентах

«Лента.ру»: Михаил Валерьевич, как руководитель Службы по защите прав потребителей финуслуг, вы можете оценить, насколько в последнее время увеличился поток жалоб на микрофинансовые организации (МФО)?

Мамута: Примерно две трети жалоб и обращений, поступающих в Банк России, касаются кредитных организаций, то есть банков. Затем идут страховые компании. В общем потоке жалоб и обращений на некредитные учреждения на них приходится примерно 75 процентов. И третье место, но с большим отрывом, стабильно удерживают микрофинансовые организации — это порядка 10 процентов жалоб на некредитные финансовые организации.

У меня есть знакомый, собравшийся взять кредит в микрофинансовой организации под совершенно жуткие проценты. Я его спросил: «Почему ты не обратишься в банк?» А он говорит, что в банке ему не дают денег — считают недостаточно надежным заемщиком, да и кредитная история плохая. Неужели МФО созданы для того, чтобы собирать «банковский мусор»?

Конечно, не для этого. Микрофинансирование в России возникло в конце девяностых — начале двухтысячных. Это было нужно прежде всего для того, чтобы дать доступ к заемным средствам мелким предпринимателям, которые по разным причинам не могли получить кредит в банке (рядом нет территориального отделения банка, или предприниматель еще не зарекомендовал себя как заемщик).

В середине двухтысячных в стране, в первую очередь в банковском секторе, начался рост потребительского кредитования. МФО тоже стали понемногу осваивать эту сферу, выдавая потребительские займы до миллиона рублей с процентными ставками выше банковских (от 40 процентов годовых) тем заемщикам, у которых не было возможности получить банковский кредит.

Кризис 2008 года вынудил банки ужесточить требования к заемщикам, поднять ставки. У граждан возникли трудности с перекредитованием или обслуживанием задолженности, испортилась кредитная история. Многие лишились возможности обращаться к банкам. Но потребность сводить концы с концами за счет кредитов никуда не делась, наоборот, только возросла.

И вот на этом фоне возникли так называемые «займы до зарплаты» — payday loans. Это довольно распространенный вид займов и в Европе, и в США. Идея в том, чтобы позволить человеку «перехватить до получки». К классическому микрофинансированию, кстати, это отношения не имеет. Пока такие займы применяются по назначению, то есть берутся на несколько дней и возвращаются вовремя, в них нет большого экономического риска. На коротком промежутке абсолютная переплата выглядит некритичной. Скажем, человек взял пять тысяч рублей, а отдал через несколько дней 5,5 тысячи.

Но этическая сторона такого бизнеса все время находится в центре общественного обсуждения — и в Англии, и в США. Все-таки несколько сот процентов годовых, даже по займу, взятому на короткий срок, — это намного больше, чем обычные ставки по потребительским кредитам. В общем, довольно спорный продукт.

Об ужесточении правил игры

То есть заемщик, ненадежный с точки зрения банка, не способный отдать кредит под 19 процентов годовых (такая сегодня ставка в крупных госбанках), вполне может обслуживать кредит под 100-200 процентов?

Еще раз повторюсь: речь не о том, чтобы пользоваться «займом до зарплаты» в течение нескольких лет или даже месяцев. Такие займы выдаются на несколько дней. Но если заемщик не в состоянии вовремя погасить кредит (а бывает такое, что и не собирался), его задолженность действительно вырастает в астрономическую сумму.

Дело в том, что при выдаче «займов до зарплаты» платежеспособность клиента оценивается поверхностно. Риск невозврата очень высок, и этот риск закладывается в ставку. В большинстве стран, где рынок payday loans достигает значительных объемов, вводятся принудительные механизмы ограничения предельного долга по таким займам и их количества в одни руки в течение года. Также часто действуют специальные правила по предупреждению заемщика о рисках.

В России права потребителя кредитов с 2014 года защищены ограничением на предельно допустимое значение полной стоимости кредита, которое ежеквартально публикуется на сайте Банка России. Компания не имеет права предлагать продукт по ставке, превышающей данный показатель, и потребитель должен об этом знать. Если компания предлагает ставку выше, значит, с ней не стоит иметь дела.

Почему же раньше было все спокойно, как вы говорите, а потом возникли проблемы?

Проблемы обострились в последнее время, когда у граждан сократились доходы, а условия выдачи кредитов в банках еще больше ужесточились.

Лопнул пузырь потребкредитования, который надувался в предшествующие годы. Часть заемщиков столкнулась с проблемой рефинансирования своих обязательств, они оказались перед лицом дефолта. В поисках финансирования люди стучатся во все двери, и МФО — одна из них. Есть еще ломбарды, а есть и рынок нелегальных, черных кредиторов (многие при этом ошибочно принимают нелегальных и никем не регулируемых кредиторов за МФО).

Сложная финансовая ситуация привела и к тому, что люди стали пользоваться «займами до зарплаты» не по назначению: пытаться решать с их помощью свои долгосрочные финансовые проблемы, прежде всего обслуживать задолженность перед банками. В результате по таким займам быстро растет просрочка, с одной стороны, и общий уровень задолженности граждан — с другой.

Что же предпринял Центробанк?

Понимая все риски быстрого роста закредитованности в секторе «займов до зарплаты», Банк России вместе с Минфином инициировал ряд поправок о защите прав потребителей в законодательство о микрофинансировании.

В том числе, с 29 марта 2016 года вступили в действие поправки, ограничивающие предельный процент к «телу» займа. Сегодня сумма процентов не может превышать сумму займа более чем в четыре раза вне зависимости от срока пользования таким кредитом и длительности просрочки.

Сразу подчеркну, что с нашей точки зрения это была необходимая, но недостаточная мера. Мы дали индустрии немного времени приспособиться к новым условиям, и весной в Госдуму депутатами и членами Совета Федерации было внесено поддержанное нами предложение сократить этот лимит до трехкратного. А для тех категорий заемщиков, которые лишаются возможности обслуживать долг (то есть попадают в просрочку), — и вовсе до двукратного (включая пени и штрафы).

Поправки недавно были приняты вместе с законом о коллекторах и вступят в силу с нового года. В результате усиливается защищенность заемщика, и одновременно мы даем понять рынку, что не позволим кредиторам зарабатывать на просрочке.

А зачем такая ступенчатая схема? Взяли бы и сразу ограничили до трех или двух размеров долга.

Нельзя забывать о том, что существует нелегальный рынок кредитования. Излишняя жесткость, не дающая небольшого периода адаптации, могла привести к тому, что значительная часть компаний, выдающих «займы до зарплаты», перетекла бы в теневую зону. А там наше регулирование не действует, и права потребителей никак не защищены — остается только ловить «черных кредиторов» с помощью полиции. Регулируемый рынок в этом сегменте должен выполнять роль социального клапана, предотвращающего уход кредиторов и заемщиков в серую зону.

Полезные советы

Какими правилами должен руководствоваться заемщик?

Во-первых, нужно понимать, для чего он берет кредит, во-вторых, так же хорошо представлять, из каких источников его погашать, и в-третьих, убедиться в том, что выгода перекрывает издержки. Если нет ответа хотя бы на один из этих вопросов, значит, заем брать не стоит.

Самый плохой вариант — если гражданин понимает, что вернуть он деньги не сможет, но, тем не менее, берет их в долг, поскольку ему нужно решить какую-то проблему здесь и сейчас. Но кредит — это не палочка-выручалочка на все случаи жизни, а инструмент со своими рисками и издержками.

Есть такое понятие — финансовая доступность. Она состоит из доступности физической, ценовой, ассортиментной и ментальной. Физическая и ассортиментная доступность финансовых услуг у нас сейчас находятся на достаточно высоком уровне: практически любая потребность гражданина может быть удовлетворена той или иной финансовой услугой или продуктом. Но о ценовой доступности так не скажешь. Стоимость некоторых финансовых инструментов пока еще далеко не всем по карману, а кроме того, способности человека осознавать суть услуги и правильно понимать риски, связанные с ее использованием (ментальная доступность), также далеки от идеала.

Что нужно знать об организации, где я хочу взять микрозайм?

Для начала важно удостовериться, что эта организация поднадзорна Банку России. Поэтому следует не полениться, потратить две минуты, зайти на сайт ЦБ и убедиться в том, что данная организация находится в реестре микрофинансовых организаций.

В перспективе мы планируем запустить специальное приложение для смартфонов, с помощью которого гражданин сможет пожаловаться регулятору на качество финансовых услуг, оценить услугу и дать предложения по ее улучшению. Заодно собираемся интегрировать туда доступ к реестрам участников финансового рынка, чтобы можно было оперативно проверять статус компании.

Нередко человек берет деньги у некой конторы, а потом выясняется, что ее деятельность никем не регулируется. В том числе это означает, что мы не можем защитить потребителя, так как наши требования по предельному размеру долга, раскрытию информации, другие ограничения на нее не распространяются. Поэтому заемщик подвергает себя крайне высокому риску.

И такие компании никто не наказывает?

Есть административные наказания за незаконную деятельность по выдаче потребительских займов — штрафы. Пока они не очень значительны — от 200 тысяч до 500 тысяч рублей. И зачастую нелегальным кредиторам проще заплатить и продолжать свою деятельность. Поэтому мы настаиваем на ужесточении административной ответственности и даже введении уголовной.

Предлагаем ввести штрафы, которые кратно увеличиваются с каждым последующим зафиксированным нарушением. Например, за первое нарушение — миллион рублей, за второе — два миллиона и так далее. А потом наступает уголовная ответственность. Нас поддерживают и Минфин, и сенаторы, и депутаты — надеемся, скоро такой закон будет.

Допустим, взял человек займ, а потом выяснилось, что он не может его отдать. Что ему делать?

Сегодня нет единого алгоритма взаимодействия потребителя с МФО, поэтому гражданин порой даже не понимает, с кем контактировать, если возникли проблемы с погашением. Кроме того, просроченный долг может быть передан коллекторам, причем без информирования об этом самого заемщика. Человеку звонят, требуют возврата займа, а ему сложно понять, кто именно и по какому договору получил права требовать с него просроченную задолженность. От непонимания рождается недоверие к рынку в целом. Поэтому мы стремимся к максимально подробному описанию алгоритма рассмотрения жалобы потребителя на МФО, ответа на жалобу — до того момента, когда эта жалоба поступает в Банк России.

Алгоритм (он должен стать стандартом по взаимодействию с потребителем услуги) такой: сначала человеку следует обратиться со своей проблемой в саму организацию, и там обязаны в течение установленного срока дать ему мотивированный ответ по поводу происходящего. Если его этот ответ не устраивает и он считает, что его права нарушены, тогда он приходит к нам за разъяснениями или за помощью, или в суд — в случае гражданско-правового спора. В этой цепочке пока не хватает важного института — финансового омбудсмена, который в развитых странах занимается урегулированием до 70 процентов таких проблем.

Также нужно помнить, что недавно принят закон о коллекторской деятельности, не только регулирующий деятельность профессиональных взыскателей просроченной задолженности, но и детально описывающий допустимые нормы и правила взаимодействия профессиональных кредиторов с должником, вне зависимости от того, кто взыскивает долг: банк, микрофинансовая организация или коллектор. А кроме того, уже год назад вступил в силу закон о банкротстве физических лиц, позволяющий гражданину объявить себя банкротом при потере источников обслуживания задолженности.

Беседовал Григорий Коган

 
Борьба с нелегальными кредиторами: итоги полугодия
26.08.16 21:40

Банк России в первом полугодии 2016 года направил в правоохранительные и иные уполномоченные органы Российской Федерации порядка 340 обращений в отношении около 630 организаций, предположительно осуществляющих нелегальную выдачу потребительских займов.

Так, в органы прокуратуры в первом полугодии было направлено 220 писем в отношении 440 организаций. По результатам рассмотрения обращений Банка России органы прокуратуры возбуждают дела об административных правонарушениях и одновременно проводят проверки, выносят представления об устранении правонарушений, передают информацию в подразделения МВД, ФАС и ФНС России. В свою очередь Банк России также направил около 40 писем в отношении 60 организаций в структуры МВД, более 50 писем в отношении около 100 организаций – в управления Федеральной антимонопольной службы. Кроме того, соответствующие обращения были направлены в Федеральную службу судебных приставов, Федеральную налоговую службу и иные уполномоченные органы.

Территориальные учреждения Центрального банка Российской Федерации проводят активную системную работу по выявлению нелегальных кредиторов и передают собранную информацию в органы прокуратуры, МВД, ФАС, ФНС и иные уполномоченные органы. Кроме того, правоохранителям передаются сведения о юридических лицах, которые были исключены Банком России из государственного реестра микрофинансовых организаций, однако продолжают деятельность по предоставлению потребительских займов.

Необходимо отметить, что территориальные учреждения Банка России принимают активное участие в работе межведомственных рабочих групп, комитетов и комиссий, созданных для противодействия преступлениям в сфере экономики, незаконным финансовым операциям, коррупции и экстремизму, а также для пресечения незаконной микрофинансовой деятельности.

Кроме того, регулятор работает над законопроектом по усилению ответственности за осуществление нелегальной микрофинансовой деятельности, в котором предусмотрено повышение размеров административных штрафов, а также введение уголовной ответственности физических лиц при многократных нарушениях. Еще один законопроект, находящийся в разработке, касается возможности лишения нелегальных кредиторов судебной защиты. «Мы считаем, что было бы логично ограничить права на судебную защиту лиц, не уважающих и систематически нарушающих закон, – отметил начальник Главного управления рынка микрофинансирования и методологии финансовой доступности Илья Кочетков. – Кроме того, среди наших приоритетных целей – повышение уровня финансовой грамотности населения, поскольку люди должны понимать особенности и риски того или иного финансового инструмента и осознавать собственную ответственность за его выбор, чтобы в конечном итоге не оказаться жертвой нелегальных кредиторов».

 
Должникам помогут вернуть кредиты
24.08.16 15:26

Депутат Государственной думы предложил изменить порядок погашения задолженности по потребительскому кредиту.

В первоочередном порядке деньги заемщика пойдут на уплату сумм возникшей задолженности по процентам и по основному долгу, а накопившуюся неустойку (штраф, пени) должник будет возвращать в последнюю очередь. В настоящее время в случае, когда платежа заемщика не хватает для полного исполнения обязательств по кредитному договору, сначала погашается задолженность с неустойкой, а уже потом проценты, начисленные за текущий период платежей, и сумма основного долга. В пояснительной записке к законопроекту указано, что за 2015 год просрочка по банковским кредитам в России выросла на 48 процентов. Согласно расчетам экспертов, новый порядок погашения задолженности будет более справедливым. Он не повлечет каких-либо затрат для банков, а лишь изменит очередность погашения денежного долга.

Источник: http://www.lawyercom.ru/news/17957-qqn-16-m8-23-08-2016-doljnikam-pomogut-vernut-kredity

 
Банк России отмечает снижение процентных ставок по потребительским кредитам и займам
16.08.16 23:22

Финансовые посредники, предоставляющие потребительские кредиты и займы населению в Российской Федерации, снизили процентные ставки во II квартале текущего года. Об этом свидетельствуют данные среднерыночных и предельных значений полной стоимости кредитов (ПСК), опубликованные на сайте Банка России.

Кредитные организации, на которые приходится подавляющая доля кредитов (займов), существенно снизили процентные ставки по потребительскому кредитованию. В результате среднерыночные значения ПСК кредитных организаций сократились почти по всем категориям займов как по сравнению с I кварталом 2016 года, так и по сравнению со II кварталом 2015 года. В итоге среднерыночные ПСК кредитных организаций во II квартале 2016 года находились в диапазоне 16,2–33,0% в зависимости от типа кредита, в то время как в I квартале 2016 года – в диапазоне 17,0–34,6%, а во II квартале 2015 года – 17,2–42,3% в зависимости от типа кредита.

Практически по всем категориям снижалась стоимость потребительских займов, предоставляемых участниками микрофинансового рынка физическим лицам. Тенденция к снижению ПСК по отдельным категориям займов микрофинансовых организаций (МФО) наблюдается начиная со второго полугодия 2015 года.

Наиболее существенное снижение среднерыночных значений ПСК – на 24 процентных пункта – отмечено во II квартале текущего года по потребительским займам без обеспечения на сумму от 30 тыс. руб. до 100 тыс. руб. сроком от 2 до 6 месяцев, одному из самых востребованных у населения продуктов, что может свидетельствовать в том числе о повышении платежной дисциплины у заемщиков и, как следствие, сокращении уровня невозвратов и просрочек, которые МФО вынуждены учитывать при установлении ставок по предлагаемым займам.

В публикуемых показателях ПСК микрофинансовых организаций введена категория POS-займов – потребительских займов, которые направляются, минуя выдачу на руки заемщику, непосредственно на оплату товаров и услуг торгово-сервисных предприятий. Введение данной категории займов в расчете ПСК позволяет ограничить стоимость таких заимствований для конечного потребителя.

«Снижение предельных значений стоимости потребительских займов создает условия повышения доступности этих продуктов для населения. Среднерыночные значения и рассчитанные на их основе предельные значения ПСК играют все большую информационную и дисциплинирующую роль на рынке микрофинансирования», – отметил начальник Главного управления рынка микрофинансирования и методологии финансовой доступности Банка России Илья Кочетков, комментируя публикуемые регулятором данные.

Банк России в соответствии с Федеральным законом от 21 декабря 2013 года № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» ежеквартально рассчитывает среднерыночное значение ПСК по категориям потребительских кредитов (займов). Среднерыночное значение ПСК определяется как средневзвешенное значение не менее чем по ста крупнейшим кредиторам по соответствующей категории потребительского кредита (займа) либо не менее чем по одной трети общего количества кредиторов, предоставляющих соответствующую категорию потребительского кредита (займа). Период, за который осуществлен расчет, указывается в заголовке каждого расчета.

 
<< Начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 33