Некоммерческое партнерство "Союзмикрофинанс" - СРО Союзмикрофинанс

Последняя новость

Председатель Банка России Эльвира Набиул…

Добрый день, уважаемые коллеги! Ассоциация очень правильно обозначила тему для сегодняшней дискуссии – «Конкуренция как главный фактор роста». Если...

Подробнее
Председатель Банка России Эльвира Набиуллина выступила на съезде Ассоциации российских банков
28.03.2017 16:37

Добрый день, уважаемые коллеги!

Ассоциация очень правильно обозначила тему для сегодняшней дискуссии – «Конкуренция как главный фактор роста».

Если комплексно посмотреть на то, что делает Банк России как регулятор и как надзорный орган в банковском секторе, то это именно формирование здоровой конкурентной среды и добросовестной конкуренции. Именно конкурентная среда – это залог устойчивого развития банковской индустрии.

Часто противопоставляют задачи надзорной деятельности и задачи развития рынка. И это серьезное заблуждение. Думаю, не нужно напоминать, что для Банка России очищение банковской системы от недобросовестных, неустойчивых и, к сожалению, нередко криминальных игроков – ключевой приоритет.

Мы отзываем лицензию, когда понимаем, что действия менеджмента и собственников банка абсолютно не соответствуют интересам его вкладчиков и кредиторов, что банк уже не сможет вернуться к устойчивому состоянию, потому что у него дыра в капитале.

Если мы не отзовем лицензию у такого банка, то он продолжит подделывать отчетность, забирая средства у вкладчиков, прямо их воровать, выводя активы, или кредитовать неэффективные проекты часто аффилированных с банком лиц и т.д., и т.п.,  по сути, неэффективно или злонамеренно распоряжаться чужими деньгами.

Что это значит с точки зрения конкурентной среды: на рынке есть банки, которые честно работают, соблюдают нормативы, не накапливают риски, действуют осмотрительно, строят бизнес, ориентируясь на его долгосрочную устойчивость. И именно исходя из этого они формируют предложения для своих клиентов.

В  то же время недобросовестный банк по факту ничем не ограничен и не утруждает себя риск-менеджментом, он просто «пылесосит» средства вкладчиков и, разумеется, снаружи для клиентов он выглядит как банк с наиболее привлекательным предложением. Если мы не будем такие банки быстро выявлять и выводить с рынка, нормальные честные  банки всегда будут проигрывать в конкуренции.

И поэтому мне очень странно, что АРБ постоянно призывает Банк России не отзывать лицензии. На наш взгляд, это в корне противоречит интересам добросовестных банков, которых, я уверена, большинство в Ассоциации и в этом зале.

 Нас очень беспокоит, что АРБ, хотя и говорит о важности развития конкуренции, тем не менее не выражает нетерпимости к фальсификации отчетности, к мошенничеству, к любым нарушениям закона, не осуждает «схемные» операции и не предпринимает попытки выработать стандарты добросовестного поведения. И более того, от нас требует закрывать глаза на проблемы в банках, а именно это скрывается под постоянно повторяемым требованием АРБ к нам «не отзывать так много лицензий». При этом мы действуем  ровно по  закону, предпринимаем предусмотренные законом действия.

Руководители банков с отозванными лицензиями входили в Совет АРБ, то есть это люди, которые в лучшем случае были не очень одаренными и не очень ответственными банкирами и привели свою кредитную организацию к краху.

Здесь в полный рост встает вопрос о том, какие задачи способна решать Ассоциация, какова ее цель: все-таки задавать стандарты, в том числе этические, для банковского сектора, выступать в роли голоса банковского сообщества в диалоге с регулятором или выступать адвокатом плохих банков?

Я хотела бы особенно подчеркнуть, что, выводя с рынка неустойчивые или недобросовестные кредитные организации, Банк России, во-первых, защищает интересы вкладчиков и кредиторов, а во-вторых, защищает интересы честных банков.

Пока мы не завершили процесс очищения банковского сектора, поэтому клиенты – юридические лица будут не просто выбирать подходящий им с точки зрения продуктов и услуг банк, но будут стремиться минимизировать риски утраты средств. В частности, это проявляется и в стремлении органов власти определить критерии к банкам или перечень банков, которым можно доверить работу со средствами бюджета и  средствами госкомпаний. АРБ поднимала вопрос о том, что эти критерии ущемляют конкуренцию.

Еще раз повторю – конкуренции вредят недобросовестные банки, оставшиеся на рынке, а попытки ограничить риски через реестры или критерии – это только следствие.

Но в целом, действительно, мы хотели бы избежать ситуации, когда конкуренция за клиента в лице государства или компаний с государственным участием будет искажена такими списками или не очень обоснованными критериями.

Поэтому мы по-прежнему предлагаем вариант, при котором мы будем раскрывать потенциальному клиенту ограниченный объем надзорной информации,  безусловно, с согласия самого банка, если он хочет привлечь государственные средства. Это, на наш взгляд, поможет выравнять конкурентные условия для банков разных размеров. И банки, которые считают, что у них все устойчиво, все нормально, я уверена, дадут нам такое согласие на раскрытие информации. Мы Правительству предложили такой механизм, в том числе по субсидированию сельскохозяйственных предприятий, и Председатель Правительства дал такое поручение.  Я надеюсь, в этом направлении мы могли бы с вами двигаться, при этом осознавая еще раз интерес крупных клиентов не потерять свои средства. Возвращаясь к вопросу оздоровления банковского сектора, я бы хотела подчеркнуть, что мы абсолютно точно намерены довести процесс очистки до конца в ближайшие годы, для себя мы оцениваем этот срок в 2–3 года. Я надеюсь, что к этому моменту фатальная утрата банком устойчивости и следующий за этим отзыв лицензии станут экстраординарными событиями.

Но это не означает, что сейчас мы не стремимся сохранить жизнь попавшей в трудное положение кредитной организации. Если банк не скрывает проблемы, не фальсифицирует отчетность, то мы даем ему шанс исправить положение. К сожалению, соотношение исправившихся и выведенных с рынка банков пока не в пользу первых, но оно должно начать  меняться.

В результате реализуемой сейчас реформы надзора Банка России мы рассчитываем перейти к консультирующему надзору, когда Банк России сможет предлагать банкам адекватные меры исправления ситуации на начальном этапе возникновения проблем. Разумеется, консультирующий надзор возможен, только когда коммерческий банк не обманывает Центральный банк, не пытается скрыть реальные проблемы. Несмотря на проблемы, о которых я только что говорила,  отзыв лицензий, который исчисляется более чем 300 штуками за последние 4 года, – это одна треть от количества лицензий.   Тем не менее отзывом лицензий было затронуто 4,3% активов банков, чтобы вы понимали также влияние на банковскую систему в целом. В целом же, по нашей оценке, в банковском секторе  нет системных рисков, есть запас прочности, есть потенциал для наращивания кредитования.

Сейчас можно говорить о начале нового экономического цикла: спад в экономке закончился, ряд отраслей растет опережающими темпами, реальные заработные платы начали расти, есть признаки оживления спроса.

И, на наш взгляд, очень важно, что к этому моменту банковская система в целом восстановилась после шоков 2014–2015 годов. Об этом говорят и данные по прибыли, рентабельности, запасу капитала и другие. У банков есть все возможности развивать бизнес, наращивать кредитование.

Показатель достаточности совокупного капитала находится на комфортном уровне чуть больше 13% (при минимальном значении 8%). Нынешний запас капитала  нами оценивается  в 1,8 трлн рублей, он достаточен для наращивания кредитования. Прибыль банков восстановилась до докризисного уровня – около 1 трлн рублей, это в номинальном выражении, но в реальном она все еще меньше докризисного уровня. Если смотреть в ценах 2013 года, то прибыль еще примерно на 30% меньше.

Мы рассчитываем на то, что банки распорядятся прибылью так, чтобы банковский бизнес мог расти быстрее, наращивать кредитование, а для этого львиная доля прибыли должна быть направлена в капитал. Сейчас, если смотреть чисто по отчетности, 88% прибыли будет направлено в капитал.

Я надеюсь, что окончательная цифра по итогам распределения прибыли акционерами не будет сильно отличаться. Тем более что в первые два месяца 2017 года банки получили 212 млрд рублей прибыли, что в 2,5 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Несмотря на довольно неплохую текущую ситуацию в банковской системе, на наш взгляд, назрели перемены, которые позволят банковской системе лучше отвечать на запросы граждан, запросы экономического развития.

Оба ключевых для нас законопроекта – о пропорциональном регулировании в банковской системе и о новом механизме санации – прошли первое чтение в Государственной Думе. Мы с вами на многих площадках успели обсудить их довольно детально, поэтому сегодня я остановлюсь только на тех изменениях, которые вносились в проекты и которые будут рассматриваться Государственной Думой в ходе второго чтения.

Говоря о пропорциональном регулировании, я хотела бы вновь обратиться к теме развития конкуренции. Когда мы только выдвинули концепцию, многие небольшие банки высказывали опасения, что условия конкуренции для них ухудшатся. Мы эту озабоченность очень серьезно воспринимали, провели много обсуждений. Но мы  не считаем, что трехуровневая система ухудшает конкуренцию, как раз она в перспективе должна сделать банки всех размеров более устойчивыми, их бизнес-модель будет реалистичной. Кроме того, эта система вводит не только ограничения по операциям, но и заметное облегчение регуляторного бремени для банков с базовой лицензией.

К банкам с базовой лицензией будут применяться только пять обязательных нормативов, а новые технически сложные стандарты им исполнять не придется. Помимо двух нормативов достаточности капитала, будут применяться один норматив текущей ликвидности и два норматива концентрации кредитного риска.

Сохраняя ориентир для малых банков на работу с малым бизнесом и физическими лицами, текущая редакция законопроекта предлагает более гибкий механизм и допускает кредитование и более крупных заемщиков при соблюдении более строгого норматива концентрации риска на одного заемщика и риска на связанное с банком лицо. Поэтому такие замечания мы учли по результатам диалога и обсуждения с банковским сообществом. Мы считаем, что создаваемая ниша для банковской деятельности будет востребована для инвестирования. Такой банковский бизнес может быть более понятным, более прозрачным и, соответственно, более интересным новым частным инвесторам. И, что не менее важно, мы создаем систему, которая поможет банкам выбирать  стратегию развития: как из маленького банковского бизнеса вырастить большой, при этом не создавая рисков его устойчивости.

И совсем коротко о работе над новым механизмом санации.

Существующий кредитный механизм санации не только дороже и дольше предлагаемого, но он искажает конкурентные условия. Банк на санации мог не соблюдать нормативы, при этом проводя те же операции, что и нормально функционирующий банк, а санатор получал доступ к практически бесплатным льготным ресурсам. И мы можем видеть «войны санаторов» именно потому, что этот кредитный ресурс давал им существенные конкурентные преимущества. Мы не считаем, что новый механизм приведет к серьезному росту количества санаций. Все-таки санация – это во многом когда действительно государство берет на себя убытки, созданные предыдущими собственниками, и к этому механизму надо относиться очень аккуратно.

Мы называем новый инструмент Фондом консолидации банковского сектора, потому что рассчитываем, что попавшие на санацию банки можно и объединять, собирая из них банки с большим объемом капитала, привлекательные для инвесторов. Мы считаем важным стимулировать увеличение количества банков с большим капиталом, чтобы ни на одном уровне банковской системы не формировалось чрезмерной концентрации.

В конце я также хотела бы обратить ваше внимание на отдельную тему. Она касается будущего, касается  развития финансовых технологий, обсуждается на многих площадках. Развитие финансовых технологий сегодня уже стало зоной регулярного диалога, партнерства финансовых институтов, банков с регулятором. Мы понимаем, что рост технологий дает возможности повышения эффективности банкам и другим финансовым институтам, проникновения в новые рыночные ниши, развития продуктов,  сервисов для клиентов. Но есть и другая причина для того, чтобы уделять финтеху особое внимание, – это тот самый случай, когда ландшафт для банковского бизнеса может поменяться очень быстро, и вы все, сидящие в этом зале, должны понимать, что новые технологии развиваются быстро и могут повлиять на бизнес. Мы должны быть готовы к такому развитию событий, иначе традиционные банки могут быть вытеснены с рынка новыми игроками.

Мы заинтересованы в развитии финансовых технологий, потому что это удобно для граждан, для бизнеса, но мы также заинтересованы и в том, чтобы возможный взрывной рост технологий не обернулся нарастанием киберугроз и кибермошенничества. Банк России уделяет этому особое внимание. Мы создали как Центр финансовых технологий, так и Центр мониторинга и реагирования на компьютерные атаки в кредитно-финансовой сфере, считаем, что здесь и дальше нужно работать в диалоге с банковским сообществом, с бизнесом, чтобы такие изменения на рынке происходили предсказуемо, плавно, чтобы все могли воспользоваться преимуществами инноваций и технологий.

Завершая свое выступление, я хотела бы еще раз подчеркнуть, что мы надеемся, что Центральный банк  и банковское сообщество будут поддерживать постоянное конструктивное взаимодействие. Мы здесь абсолютно открыты к диалогу, к выслушиванию разных мнений. И, несмотря на то что наши меры могут быть чувствительными для банков в отдельные моменты времени, мы прикладываем все усилия, чтобы здоровые, добросовестные, честные банки сохраняли устойчивость, могли развивать свой бизнес и удовлетворять потребности экономики.

28.03.2017

 
Банк России принял решение снизить ключевую ставку до 9,75% годовых
24.03.2017 15:02

Совет директоров Банка России 24 марта 2017 года принял решение снизить ключевую ставку до 9,75% годовых. Совет директоров отмечает, что инфляция замедляется быстрее, чем прогнозировалось, продолжается снижение инфляционных ожиданий и восстановление экономической активности. Инфляционные риски несколько снизились, но сохраняются на
повышенном уровне. В этих условиях при сохранении умеренно жесткой денежно-кредитной политики целевой уровень инфляции в 4% будет достигнут до конца 2017 года и будет поддерживаться в дальнейшем.

Таким образом, предельное значение процентной ставки за использование с бережений составляет 18.525% годовых. В соответствии со Стандартом НС «СРО КПК «Союзмикрофинанс» привлечения к редитными потребительскими кооперативами денежных средств членов кредитных потребительских кооперативов, утвержденным Решением Правления НC  «СРО КПК «Союзмикрофинанс» необходимо в срок до 23.04.2017 г. привести в соответствие вышеуказанным изменениям внутренние документы кооператива.

Подробнее:
https://www.cbr.ru/press/pr.aspx?file=24032017_132958keyrate2017-03-24T13_25_44.htm

 
С россиян начали взимать подоходный налог за долги по кредитам
21.03.2017 21:51

С 1 марта с россиян начали взимать подоходный налог за долги по кредитам, услугам связи и ЖКХ, которые не оплачивались в срок от трёх лет, сообщает РБК. Данные о долгах будут передаваться в налоговую инспекцию. Согласно поправкам в Налоговый кодекс, неоплаченная задолженность расценивается как полученная выгода и подлежит обложению подоходным налогом в размере 13%. Первыми своих клиентов о нововведении уведомили российские операторы связи - ПАО «Ростелеком» и «ВымпелКом» («Билайн»). «Ростелеком» сообщил, что до 1 марта направил в налоговые органы информацию о списанных за прошлый год долгах. Компания признала их безнадежными — по ним истек срок исковой давности или прекращено исполнительное производство. К подобным действиям обязывают изменения в законодательстве. Теперь пользователи услуг компании, накопившие долги на 2013 год, вынуждены будут платить с него подоходный налог. Зафиксированная в Налоговом кодексе норма вступила в силу с 1 января 2016 года. Помимо сотовых операторов передавать сведения о долгах в налоговую будут все кредиторы, которые связаны со списыванием долгов - банки и компании ЖКХ.
Как заявил эксперт Александр Овеснов, взимание подоходного налога с задолженности — не нововведение. Однако ранее компании не обязаны были уведомлять налоговые органы. Налоговые органы, получившие сведения о долге, могут в случае просрочки выплаты подоходного налога, начислять пеню. Также закон дает налоговикам право обратиться в суд. Эксперт Владилен Прокофьев сомневается, что применение налоговой меры позволят повлиять на должников в сфере ЖКХ до тех пор, пока механизм взимания подоходного налога не будет отработан. 

 
Молитвы НФО услышаны Банком России
17.03.2017 12:18

Сегодня на сайте Банка России опубликован проекты Указаний

«О внесении изменений в Положение Банка России от 5 ноября 2015 года № 501-П «Отраслевой стандарт бухгалтерского учета некредитными финансовыми организациями операций по привлечению денежных средств по договорам займа и кредитным договорам, операций по выпуску и погашению (оплате) облигаций и векселей»

 «О внесении изменений в Положение Банка России от 1 октября 2015 года № 494-П «Отраслевой стандарт бухгалтерского учета операций с ценными бумагами в некредитных финансовых организациях»

«О внесении изменений в Положение Банка России от 01.10.2015 № 493-П «Отраслевой стандарт бухгалтерского учета некредитными финансовыми организациями операций по выдаче (размещению) денежных средств по договорам займа и договорам банковского вклада»

Проект указания разработан с целью предоставления НФО возможности <strong><em>не применять</em></strong> метод эффективной ставки процента (далее – метод ЭСП) к финансовым инструментам

Вступление в силу проекта указания планируется <strong><em>с 1 января 2018 года.

Безусловно, данные Указания (по сравнению с первоначально предлагаемым вариантом учета финансовых инструментов) позволят НФО при определенных условиях упростить ведение бухгалтерского учета.

 
RAEX (Эксперт РА): за 2017 год число компаний на рынке МФО сократится еще на 40%
09.03.2017 14:06

3 марта в Москве состоялся круглый стол «Микрофинансирование в России», организованный рейтинговым агентством RAEX (Эксперт РА).Представители микрофинансовых организаций, СРО и эксперты обсудили итоги развития рынка в 2016 году, а также точки роста и прогнозы на 2017 год.

 

«Рынок МФО, как и многие другие секторы финансового рынка, сегодня проходит серьезную трансформацию, – подчеркнул Дмитрий Гришанков, президент рейтингового агентства RAEX (Эксперт РА). – Усиливается регулирование, в связи с этим возникает масса как положительных, так и отрицательных тенденций. Если смотреть на итоги прошедшего года, то рост рынка микрофинансирования наблюдается, но пока он сопоставим только с уровнем инфляции. По нашим оценкам, рост составил около 7 %, если не брать в расчет «банковские» МФО».

 

«Разделение рынка на МФК и МКК, постоянное ужесточение по резервам требует от участников рынка адаптации к меняющимся условиям. Во многом, именно этим обусловлены такие невысокие темпы роста, – отметилАлександр Сараев, директор по банковским рейтингам рейтингового агентства RAEX (Эксперт РА), представляя предварительные итоги исследования рынка. – Регулятивные новации подталкивают участников рынка к наращиванию качества, а не размера портфелей. Увеличение капитала для многих МФО будет достаточно сложной задачей, поэтому, по нашей оценке, до конца 2017 года рынок может даже с учетом создания новых компаний недосчитаться порядка тысячи игроков, что соответствует примерно 40% от текущего количества МФО».

 

«Несмотря на уменьшение количества игроков (в 2016 году из реестра МФО было исключено около 1700 компаний), мы наблюдаем рост рынка в части увеличения портфелей и количества заемщиков, – прокомментировалЭдуард Арутюнян, директор СРО «МиР». – В основном рынок покидают те МФО, которые не занимались деятельностью вообще, либо занимались полулегально. Идет очищение рынка, остаются игроки, которые серьезно относятся к своему бизнесу. Нужно также отметить, что регулятор стал активнее прислушиваться к мнению рынка и саморегулируемых организаций. Большинство предложений принимается, надеюсь, что в течение месяца будет финализирован первый базовый стандарт для рынка».

 

Евгений Бернштам, председатель совета директоров группы компаний Adela Financial Retail Group, высказался о роли саморегулируемых организаций в развитии рынка: «СРО очень помогают: когда вы общаетесь с регулятором на уровне одной организации, даже большой, это одно, а когда представляете сообщество, это совершенно другая история. В нашем бизнесе три СРО, конкуренции между ними нет – она была на первых этапах и в основном выражалась в размере членских взносов, так как для маленьких организаций это было существенно. Недобросовестной конкуренции нет: кто-то участвует в одной СРО, кто-то в другой, но все довольны, и общие усилия направлены на развитие рынка».

 

О потенциале роста рынка в регионах рассказалАлексей Басенко, генеральный директор ООО МФО «СимплФинанс»: «Мы предоставляем услуги для малого и среднего бизнеса, и на текущий момент подавляющее большинство наших клиентов по тендерным займам и займам на исполнение государственного и муниципального контрактов – это клиенты из регионов (порядка 70%). С появлением электронного документооборота, когда все операции протекают онлайн не только между двумя, но и между тремя сторонами, как в факторинге, нет необходимости физического присутствия и офисов продаж. Мы ставим на региональное развитие, которое будет происходить за счет технологий, повышения финансовой грамотности и за счет качества продуктов, доступных и удовлетворяющих потребностям клиентов».

 

Денис Ерофеев, управляющий директор ООО МКК «Лига денег», затронул тему возможного движения российского микрофинансового бизнеса в другие страны. «Наша компания специализируется на сегменте под названием Doorstep lending*. С осени прошлого года мы приступили к анализу зарубежных рынков в нашем сегменте, на данный момент начинаем конкретные действия по одному из рынков дальнего зарубежья и надеемся, что уже к концу этого года откроем первую зарубежную страну для нашей компании, – сообщил он. – Станет ли это мейнстримом, пока затрудняюсь ответить, скорее всего, это покажут результаты данного пилотного проекта». 

 

Основатель CarMoney Антон Зиновьевподелился своим видением рынка через пять лет: «Иногда в оживленных местах можно увидеть рядом сразу несколько отделений займов «до зарплаты», и это абсурд, потому что каждая из компаний платит аренду, каждый раз они посылают один и тот же запрос в бюро кредитных историй, если клиент хочет сравнить эти организации. Раньше мы ходили в хлебный за хлебом, в молочный за молоком, сейчас мы ходим в супермаркет. Финансовый супермаркет неизбежно появляется и в микрофинансовой сфере. Компании будут конкурировать в создании качественного продукта, а продавать его будет тот, кто должен просто продавать».

Источник: http://raexpert.ru/releases/2017/Mar07a  

 
Набиуллина взяла Казань
09.03.2017 14:00

В России разразился крупнейший региональный банковский кризис

3 марта Банк России отозвал сразу четыре банковские лицензии. Три из них — у банков из Республики Татарстан, третьего после Москвы и Санкт-Петербурга по количеству банков региона страны. Под ударом еще несколько местных банков. Регионального банковского кризиса таких масштабов в стране еще не было.

Анкор еще анкор, или Масштабы бедствия

Вечером 2 марта в Казани был настоящий праздник. Местные любимцы — хоккейный клуб «Ак Барс», на матчи которого постоянно ходят руководители республики, — выиграли серию плей-офф 1/8 финала Кубка Гагарина у самого принципиального соперника, уфимского «Салавата Юлаева». Но уже на следующий день руководству Татарстана было явно не до праздников.

3 марта ЦБ лишил права на жизнь сразу три местные кредитные организации — Татфондбанк (ТФБ), Интехбанк и Анкор Банк. По данным ЦБ на 1 января 2017 года, Татфондбанк занимал 42-е место по активам (лишение лицензии банка из топ-50 само по себе из ряда вон выходящий случай), Интехбанк — 138-е, Анкор Банк — 233-е.

 «Дыра» в Интехбанке, входившем в группу ТФБ составила 14 млрд. рублей. Этот банк по операционной деятельности полностью связан с ТФБ.

Ольга Полякова, зампред ЦБ

До сих пор Татарстан оставался одним из немногих российских регионов, которые практически миновал банкопад. С октября 2014-го по ноябрь 2016 года в Татарстане была отозвана лишь одна лицензия. В результате на 1 ноября 2016 года в республике действовал 21 региональный банк. По количеству зарегистрированных банков Татарстан уступает только Москве и Санкт-Петербургу. Теперь за один день республика потеряла сразу три банковские лицензии. И может потерять еще. В совокупности активы трех погоревших банков составляют четверть активов банковской системы Татарстана.

Все три «покойных» банка, как следует из сообщения регулятора, размещали денежные средства в активы неудовлетворительного качества и не создавали адекватные принятым рискам резервы.

ЦБ обнаружил, что ТФБ находится в "тяжелейшем финансовом положении" в мае 2016 года, еще несколько месяцев регулятор вел переговоры с акционерами. Акционеры в это время продолжали оказывать очень ограниченную поддержку, ее размер и форма не позволяли ЦБ принять участие в мероприятиях по финансовому оздоровлению. Об этом журналистам рассказал первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин. А в конце осени корпоративные клиенты банка перестали зачислять деньги на счета в банке, а стали их снимать, быстро наступил кризис ликвидности. Затем последовал отток средств физлиц. "Мы предпочли ввести мораторий, чтобы получить передышку, рассказал Тулин -- чтобы еще раз проверить финансовое положение банка, но ничего нового работа временной администрации не дала".

По словам заместителя председателя ЦБ Ольги Поляковой, "на протяжении 2016 года с Татфондбанком проводилась работа по составлению плана восстановления финансовой устойчивости, целью которого являлось урегулирование проблем возможностями и ресурсами собственников и менеджмента банка. "Работа не привела к должным результатам, и в сентябре Банком России в целях защиты интересов кредиторов и вкладчиков принял решение ввести банку ограничение на привлечение средств физических лиц и выставлено предписание на формирование резервов в необходимом объеме, -- отметила она.

На 1 февраля 2017 года «дыра» в балансе ТФБ составила порядка 96,7 млрд рублей. До введения временной администрации размер «дыры» в активах оценивался в 43 млрд. рублей.

Ольга Полякова, зампред ЦБ

Крупнейший банк Татарстана «Ак Барс» (Татфондбанк был вторым), по данным Банки.ру, занимает на 1 февраля 2017 года 21-е место в России по размеру активов. Теперь его роль в сохранении финансовой устойчивости республики становится критически важной. Можно не сомневаться, что «Ак Барс» автоматически превращается в системно значимый банк: без него банковская система республики оказалась бы на грани краха.

В пресс-службе «Ак Барса» Банки.ру заявили, что кредитная организация работает в штатном режиме, выполняя свои обязательства перед клиентами и партнерами в полном объеме. «Наличность в банкоматах поддерживается на достаточном уровне. Мы ведем открытую информационную политику, раскрывая информацию о банке в официальных источниках — на сайте и в социальных сетях, оперативно реагируя на обратную связь от клиентов». В банке сообщили, что уровень ликвидности превышает минимально требуемое Центробанком РФ значение в 10 раз, а размер капитала — в 1,5 раза. «Это позволит банку выдержать любые волнения рынка и развивать масштаб бизнеса без негативного влияния на финансовую устойчивость. Росту ключевых показателей и сохранению стабильности деятельности будет способствовать и увеличение уставного капитала на 10 миллиардов рублей за счет допэмиссии акций банка», — сообщили в «Ак Барсе».

Мы анализировали информационные атаки на опорный банк республики («Ак Барс» - прим.ред) и понимаем, что это, скорее всего, было проявлением недобросовестной конкуренции. Ситуация в банковском секторе Татарстана контролируемая.

Дмитрий Тулин, первый зампред ЦБ

По данным информационно-аналитической службы Банки.ру, активы одного только Татфондбанка составляли 21,3% от активов всей банковской системы республики, доля капитала — 18,1%. В этом банке хранилось 25,9% суммы всех вкладов физических лиц в Татарстане и 11,5% средств юридических лиц.

Чтобы понять, о каком регионе идет речь, достаточно сказать, что Республика Татарстан занимает пятое место среди российских регионов по объему внешнеторгового оборота, восьмое — по объему валового регионального продукта, входит в тройку главных производителей сельхозпродукции в стране, в пятерку — по вводу жилья и объему инвестиций в основной капитал, в десятку — по обороту розничной торговли.

3 марта президент Татарстана Рустам Минниханов потребовал от руководителями правоохранительных и надзорных органов привлечь к ответственности лиц, которые причастны к банковскому кризису в республике. «Поставлена приоритетная задача по выявлению и недопущению вывода активов банков, включая кредиты юридическим и физическим лицам, чтобы добиться максимального обеспечения выплат пострадавшим клиентам банков», — приводит слова Минниханова его пресс-служба.

Анкор банк не был связан с Татфондбанком, просто попал в эту волну, когда физлица и юрлица захотели забрать средства. У банки были недостаточно качественные активы, и они не смогли справиться с этой ситуацией.

Ольга Полякова, зампред ЦБ

Битва Челубея с «Пересветом»

Кризис в банковской системе Татарстана развивался стремительно. По крайней мере, его активная фаза.

15 декабря Банк России ввел мораторий на удовлетворение требований кредиторов Татфондбанка сроком на три месяца. Такое решение объяснялось неудовлетворением требований кредиторов по денежным обязательствам в сроки, превышающие семь дней с момента наступления даты их удовлетворения. На Агентство по страхованию вкладов были возложены функции временной администрации по управлению банком сроком на шесть месяцев.

Татфондбанк не выплатил по своим облигациям более 117 млн рублей из-за введенного ЦБ моратория на удовлетворение требований кредиторов. В пресс-службе банка объясняли, что причиной неисполнения эмитентом соответствующего обязательства перед владельцами его ценных бумаг было «введение с 15 декабря 2016 года Банком России моратория на удовлетворение требований кредиторов Татфондбанка сроком на три месяца».

Изначально сообщалось, что правительство Татарстана намерено сохранить контроль в банке (через Министерство земельных и имущественных отношений оно владело долей в 41,68%), но при этом рассчитывает на кредит ЦБ. Однако в конце декабря глава республики Рустам Минниханов признал, что регион не сможет стать санатором. По крайней мере, единственным. «Мы, республика, взять на санацию Татфондбанк не способны. Мы не справимся, тем более Татфондбанк сам санатор двух банков, хотя я подтверждаю, что все меры поддержки, которые может оказать республика, мы окажем», — сказал тогда Минниханов. «Мы за то, чтобы банк получил санатора, поддержку как со стороны ЦБ, так и с нашей стороны», — заявил он.

На финансовое оздоровление ТФБ, по результатам оценки, понадобилось бы 220-230 млрд рублей заемных средств.

Ольга Полякова, зампред ЦБ

Крах Татфондбанка мог быть отчасти спровоцирован финансовой несостоятельностью банка «Пересвет». В портфеле Татфондбанка оказалось много облигаций «православного» банка, в котором временная администрация была введена 21 октября 2016 года, а переговоры с кредиторами по потенциальным механизмам санации продолжаются до сих пор.

«Возможный механизм краха ТФБ был таким: ТФБ и «Пересвет» обменялись «дружескими облигациями», чтобы получать от ЦБ деньги с помощью сделок РЕПО. Когда «Пересвет» не исполнил обязательства по своим облигациям, ЦБ увеличил до 100% дисконт по облигациям «Пересвета» и потребовал от ТФБ внести дополнительное обеспечение на сумму около 4 миллиардов рублей. Кроме того, предприятия-резиденты в ноябре 2016 года забрали из ТФБ депозиты на сумму 6,9 миллиарда рублей. Такой отток ликвидности лишил ТФБ платежеспособности», — такое мнение на Банки.ру высказывал банковский аналитик Максим Осадчий.

Впрочем, по некоторым сведениям, проблемы Татфондбанка были выявлены еще весной 2016 года — вскоре после того, как 9 марта ТФБ выиграл конкурс на санацию банка «Советский». При этом ЦБ ожидал, что в случае наступления кризиса ликвидности спасать банк будет как раз его крупнейший акционер — правительство Татарстана. Кроме «Советского», с 27 мая 2014 года группа «ТФБ» являлась санатором Тимер Банка (бывший «БТА-Казань»).

23 декабря 2016 года ЦБ ввел временную администрацию в Интехбанк, который ранее входил в группу «ТФБ», наложив мораторий на удовлетворение требований кредиторов на три месяца. Причинами назывались неустойчивое финансовое положение и наличие угрозы интересам его кредиторов и вкладчиков: Интехбанк к тому моменту не проводил платежей более семи дней.

Интехбанк держал в Татфондбанке около 10% активов, фактически весь свой капитал (на 1 декабря 2016 года собственные средства «Интеха» составляли 3,9 млрд рублей, активы банка — 35,2 млрд рублей), оценивал управляющий директор по банковским рейтингам RAEX Станислав Волков.

Падение ТФБ автоматически вызвало проблемы у связанных с ним банков. У его «дочек» (Радиотехбанк и банк «Советский»), а также у Татагропромбанка, аффилированного с ТФБ через общих акционеров. У санируемых ТФБ банков (Тимер Банк и тот же «Советский»). У банков, находящихся на процессинговом обслуживании в ТФБ (Алтынбанк, Интехбанк и Татагропромбанк). Так как ТФБ занимал второе место в Татарстане по активам после «Ак Барса», начался набег кредиторов на другие местные банки.

О проблемах в Анкор Банке стало известно в феврале 2017 года, когда банк ввел ограничение на выдачу вкладов, объяснив данную меру необходимостью противостоять паническим настроениям вкладчиков.

«Банк вынужден ввести ограничения на снятие денежных средств на фоне панических настроений клиентов, обусловленных введением мораториев на удовлетворение требований кредиторов в известных кредитных организациях Татарстана. Руководством банка разработана и реализуется программа первоочередных мер по улучшению финансового положения. Об этом информирован Национальный банк Республики Татарстан и акционеры», — говорилось в обращении к клиентам от имени правления банка.

20 февраля 2017 года было принято решение ввести временную администрацию в два дочерних банка Татфондбанка — банк «Советский» и Тимер Банк. Председатель правления Татфондбанка Роберт Мусин до этого момента был бенефициаром Тимер Банка.

Онегина не читали

Отказавшись спасать банк за счет собственных средств, власти Татарстана развернули бурную деятельность вокруг других вариантов спасения и минимизаций последствий возможного краха ТФБ. В частности, в середине января руководство Татарстана договорилось с рядом ведомств о том, что налоги и взносы, которые «зависли» в Татфондбанке и Интехбанке, будут считаться уплаченными. Такие договоренности были достигнуты с местным управлением Федеральной налоговой службы (ФНС), отделениями Пенсионного фонда России (ПФР) и Фонда социального страхования (ФСС). «Все предприниматели и компании, которые подадут в налоговую инспекцию заявление о зачислении платежей, будут приглашены на специальную комиссию, которая решит, можно ли считать данную компанию или предпринимателя добросовестным налогоплательщиком (плательщиком взносов) и на этом основании засчитывать уплату в бюджет», — комментировал эти договоренности уполномоченный при президенте Татарстана по защите прав предпринимателей Тимур Нагуманов.

27 февраля глава временной администрации кредитной организации Дмитрий Онегин из Агентства по страхованию вкладов, подписавший отчет ТФБ за IV квартал прошлого года, заявлял, что считает санацию банка перспективной. Сообщалось, что Онегин «не обнаружил злонамеренных действий правления по доведению банка до неплатежеспособности», а также что «сложности с ликвидностью» у банка возникли «в связи с повышенным спросом на досрочное закрытие вкладов на фоне публикаций в СМИ о возможной санации и паники в социальных сетях».

В республике профильные министерства и ведомства развернули штаб по поддержке предпринимателей. По распоряжению президента Татарстана на их поддержку правительство выделило 1 млрд рублей. Кроме того, по личному обращению Рустама Минниханова группа компаний «ТАИФ» и ряд других инвесторов согласились выступить в качестве стратегических инвесторов Татфондбанка. Письмо с возможными вариантами поддержки банка было направлено в ЦБ РФ. Однако регулятор, как и ранее, отклонил заявку потенциальных санаторов, не сочтя ее финансово убедительной.

В одну из крупнейших в республике группу компаний «ТАИФ», которая пыталась выступить в роли спасителя ТФБ, в частности, входят 29 компаний в сфере нефтепереработки, нефтехимии и энергетики, три компании в сфере инвестиционно-финансовых услуг, а также телерадиокомпания «Новый век» и авиакомпания «Тулпар Эйр». Но вряд ли она сама смогла бы потянуть санацию на 220 млрд рублей.

На случай возможного краха ТФБ власти Татарстана начали перевод средств пенсионеров и вкладчиков из этой кредитной организации в Сбербанк.

Кроме мер помощи предпринимателям, а также переговоров с ЦБ и потенциальными инвесторами, власти Татарстана попытались добиться помощи тонущим банкам и с помощью словесных интервенций.

26 декабря 2016 года на фоне нарастающих проблем с местными банками Рустам Минниханов беспрецедентно резко раскритиковал политику федерального центра по отношению к регионам-донорам. На заседании Госсовета РТ он заявил, что считает решение спонсировать дотационные регионы за счет средств донорских регионов непродуманным и «выкачивание» денег из успешных регионов в правительстве республики не одобряет.

«Это касается небольшого количества регионов [доноров] — 10—12, серьезно это касается регионов 5—6. Но так же нельзя. Мы понимаем, что нужно поддерживать регионы-реципиенты, но не за счет ухудшения ситуации, которую мы имеем. На следующий год по отношению к этому году мы имеем минус 8 миллиардов (рублей). То есть весь заработок за следующий год, если мы хорошо поработаем, уйдет на покрытие того, что у нас изъяли», — заявил Минниханов.

«Это самый легкий путь, который выбирают некоторые наши федеральные руководители. Наверное, президенту России докладывают, что это безболезненно. Как безболезненно? Это болезненно, мы должны свое мнение высказать, это неправильно. Огромные суммы теряют Москва, Ханты-Мансийск, Санкт-Петербург, мы», — сказал глава Татарстана.

Его позицию поддержал председатель Госсовета республики Фарид Мухаметшин. По его словам, власти республики выступают за бюджетный федерализм в пропорции 50 на 50 (чтобы половина доходов оставалась в регионе). Фарид Мухаметшин как альтернативу предлагал федеральному центру построить в дотационном регионе налогооблагаемую базу — республиканское производство на интересных для Татарстана условиях.

В ответ 29 декабря на совещании по сбалансированности региональных бюджетов в 2017—2019 годах Дмитрий Медведев дал понять, что федеральный центр не пойдет на уступки и не будет возвращать в регионы-доноры заработанные ими средства. Медведев подчеркнул, что федеральный центр выступает против принципа «деньги идут к деньгам», то есть возвращения средств в регионы, которые их заработали.

По мнению премьера, целевые трансферты должны направляться в первую очередь исходя из потребностей в развитии региональных отраслей экономики, социальной сферы, а не в регионы, которые являются донорами и могут найти финансирование за счет собственных средств.

Впрочем, федеральному центру, вероятно, все равно придется помогать Татарстану справиться с последствиями полномасштабного банковского кризиса. Сам Татарстан слишком большой и важный регион, чтобы «упасть». Особенно незадолго до президентских выборов.

Принцип домино

Участники рынка и эксперты оценили причины и возможные последствия банковского кризиса в Татарстане.

«Такие проблемы нужно снимать в самом начале их возникновения»

Гарегин Тосунян, президент АРБ:

— Жаль, что сторонам не удалось урегулировать проблемы Татфондбанка. Полагаю, что отзыв лицензий двух других казанских банков в определенной степени стал последствием проблем, возникших у Татфондбанка. Банку, местным властям и регулятору необходимо было найти общий язык, чтобы не допустить такого развития событий.

Очень сожалею об отзыве лицензии Татфондбанка — кредитной организации с многолетней хорошей репутацией. Полагаю, что это событие может иметь серьезные последствия не только для региона. Однако не следует излишне драматизировать ситуацию — надеюсь, что за данными отзывами лицензии не последует лавины проблем в других банках региона.

Такого рода проблемы нужно уметь снимать в самом начале их возникновения, когда кризис ликвидности и отток клиентуры еще не достигли критической точки.

Думаю, что причиной отзыва являются и экономические проблемы, и амбиции отдельных участников, но более детально это может комментировать только Банк России.

«Бизнес можно обезопасить от потерь, введя страхование депозитов юрлиц»

Дмитрий Шиляев, председатель правления банка «Югра»:

— В будущем бизнес можно обезопасить от потерь, связанных с отзывом лицензий у крупных банков, введя страхование депозитов юрлиц. Это также будет способствовать предотвращению паники клиентов. Мы разделяем инициативу страхования юрлиц, которая, безусловно, поддержит бизнес. Считаем, что страхование должно распространяться на предприятия МСБ — наиболее уязвимого участника рынка, который не всегда может правильно оценивать свои риски. Причем сумма страхования, так же как и у физлиц, должна быть ограничена 1,4 миллиона рублей.

«Финансовая устойчивость Татарстана не пострадает»

Андрей Пискунов, руководитель группы суверенных и региональных рейтингов Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА):

— Финансовая устойчивость Татарстана после отзыва лицензий у Татфондбанка, Интехбанка и Анкор Банка не пострадает. Эти банки не предоставляли трансакционных услуг для бюджета республики. Основная масса платежей проводится через «Ак Барс», который фактически обслуживает бюджетную систему республики (месячные обороты достигают среднемесячных расходов бюджета). Пострадали в основной массе ИП, малый и средний бизнес. Однако, учитывая размер банков, вряд ли стоит ожидать существенного всплеска безработицы и социальных протестов.

«Мы будем наблюдать переток средств в крупные федеральные банки с госучастием»

Мария Зинина, ведущий аналитик рейтингового агентства RAEХ («Эксперт РА»):

— В целом банковская система Республики Татарстан характеризуется повышенным уровнем финансирования компаний, связанных с конечными бенефициарами банков. Это выражается и в перекрестном кредитовании банками друг друга (в том числе, в рамках неформальных банковских групп) под предоставление кредитов кэптивным заемщикам. Такая взаимозависимость не раз отмечалась нами при рейтинговании банков региона и находила отражение в негативных рейтинговых действиях в их отношении. Она в результате и стала причиной банковского «эффекта домино», который наблюдается в республике. Панические настроения в регионе, конечно, уже во многом отыграли после введения моратория на удовлетворение требований кредиторов Татфондбанка. Однако локальным игрокам теперь предстоит испытать дополнительный стресс, связанный с новой волной снижения доверия вкладчиков. Логично предположить, что в итоге мы будем наблюдать переток средств кредиторов и вкладчиков в крупные федеральные банки с госучастием.

«Это сигнал, что в других регионах риски довольно высоки»

Андрей Люшин, заместитель председателя правления Локо-Банка:

— Проблемы в банковской сфере в одном из самых успешных регионов России — как минимум сигнал, что в других регионах риски довольно высоки. К сожалению, вкладчики, малый и средний бизнес будут бежать в московские банки из топ-50. На текущий момент ни у ЦБ, ни у правительства нет ресурсов, чтобы обеспечить создание фонда страхования депозитов юрлиц. А попытка заставить за это платить компании может еще сильнее усложнить ситуацию. В большинстве регионов практически вымерли местные небольшие банки. Например, в той же Северной Осетии — Алании, где все местные банки лишились лицензии. Подобная ситуация наблюдается и во многих других регионах.

«Банки, в капитале которых участвует государство, не должны себя так дискредитировать»

Сабина Хасанова, руководитель информационно-аналитической службы Банки.ру:

— Решение об отзыве лицензии у Татфондбанка, основным акционером которого являлась Республика Татарстан, способно серьезно подорвать доверие граждан к банковской системе страны. Банки, в капитале которых участвует государство, не должны так себя дискредитировать.

Отзыв лицензии у банка, доля государства в котором достигает почти 42%, стал прецедентом, который для простых людей и бизнеса послужит громким сигналом и поставит под сомнение безопасность хранения сбережений даже в банках с госучастием. Люди станут остерегаться и обходить стороной банки «за топ-50». То есть круг доверия сузится. Эта ситуация впоследствии спровоцирует и катализирует переток средств и сбережений в самые крупные государственные банки страны. Что, вероятно, вызовет глобальные проблемы с ресурсной базой у всех остальных финансовых учреждений.

Много вопросов, конечно, и к самому регулятору: просмотреть «дыру» (по различным источникам, приближающуюся к 100 миллиардам рублей, это около половины активов банка) — мягко говоря, несколько странно. И с трудом списывается на невнимательность. В банке уже долгое время работает уполномоченный представитель ЦБ, обязанности которого связаны как раз с тем, чтобы осуществлять функцию постоянного контроля за активно-пассивными операциями кредитной организации. Более того, представитель уполномочен участвовать в заседаниях органов управления банка, получать информацию и все необходимые документы по вопросам кредитования, предоставления гарантий, управления активами, пассивами и т. д. При этом банку, финансовое состояние которого оказалось столь шатким, доверяют санацию сразу двух кредитных организаций (банка «Советский» и Тимер Банка). Каким образом проводилась проверка финансового положения банка при выборе санатора, на плечи которого была возложена ответственность за две достаточно крупные кредитные организации, — остается загадкой.

Сложившаяся ситуация серьезно подрывает доверие к регулятору: банку выделили средства АСВ в рамках программы докапитализации, передали два банка на санацию. При этом деньги, переданные «Советскому», практически сразу попали на баланс Татфондбанка в виде межбанковских кредитов, и в итоге у банка отзывается лицензия. В решении данного вопроса Банк России взял несвойственную для себя паузу, вызвав при этом целую волну панических настроений в регионе. В результате несколько банков в регионе испытали существенные проблемы с ликвидностью.

Анна ПОНОМАРЕВА, Семён НОВОПРУДСКИЙ, Banki.ru

 
Удалились в Африку
01.03.2017 16:07

Центробанк: Ущерб от финансовых пирамид в России сократился в 3,5 раза

Количество финансовых пирамид снижается: в 2016 году Банк России выявил 180 таких организаций, тогда как годом ранее - 200. Нанесенный ими ущерб сократился более значительно - с 5,5 до 1,5 миллиарда рублей. Это оценки Банка России и правоохранительных органов.

Финансовые пирамиды оставляют с носом несколько десятков тысяч человек в год. И если кто-то решил отдать деньги пирамиде, то должен понимать, что это просто пожертвование в пользу мошенников. Фото: PHOTOXPRESS

Об этом "Российской газете" рассказал начальник главного управления Банка России по противодействию недобросовестным практикам поведения на открытом рынке Валерий Лях.

Валерий Владимирович, количество пирамид изменилось не сильно, а ущерб снизился в 3,5 раза. Они мельчают?

Валерий Лях: Да. Они становятся все более локальными, время их жизни продолжает сокращаться, потому что скорость оперативного реагирования повысилась. Если год назад средняя продолжительность жизни пирамиды составляла от 7 до 10 месяцев, то сейчас это в среднем 3 месяца.

Можно сказать, что борьба с ними активизировалась на всех фронтах, появилась уголовная ответственность за их организацию, руководство регионов обратило внимание на эту проблему.

Пострадавших тоже меньше становится? Сколько их за прошлый год?

Валерий Лях: Оценить количество пострадавших достаточно сложно. Бывает, что люди вносят 100, 200, зачастую 1000 рублей. Таких людей больше, чем тех, кто потерял сразу 5 миллионов, и многие из них просто не обращаются с заявлениями. Поэтому могу только сказать, что жертвами пирамид становятся несколько десятков тысяч человек в год.

Ну, наверное, среди них не все пострадавшие, кто-то успел и заработать.

Валерий Лях: Доход от финансовых пирамид кому-то удавалось получать только в 90-е годы, сейчас не получает никто, кроме организаторов. Это нельзя назвать инвестированием, вложением средств. И если кто-то решил отдать деньги финансовой пирамиде, он должен четко понимать, что это просто пожертвование в пользу мошенников.

Недальновидно. Поэтому и мельчают.

Валерий Лях: И скорость оборота увеличивается. Быстро собрать деньги по стандартной схеме в одном месте и поскорее переехать в другое - сейчас это обычная бизнес-модель финансовых пирамид.

По каким признакам их легче всего определить обычным гражданам?

Валерий Лях: Нужно всегда помнить, что гарантировать доходность могут только банки по вкладам. И если вам гарантируют доходность по привлеченным денежным средствам, и при этом организация не является банком, стоит как минимум подумать.

И при этом гарантируются именно огромные проценты?

Валерий Лях: Изначально так и было. Сейчас организаторы пирамид понимают, что их вычисляют по этому признаку, поэтому снижают ставки доходности, чтобы они не слишком сильно отличались от продуктов добросовестных финансовых организаций. Сейчас они могут предлагать 15 процентов ежемесячно либо даже 15 процентов годовых. Если вспомнить, сколько предлагали классические финансовые пирамиды, то это, конечно, не супервысокая доходность.

Вообще, финансовые пирамиды стараются мимикрировать под добросовестных участников финансового рынка. Они и названия делают схожими с крупными компаниями.

И сотрудники в галстуках у них есть?

Валерий Лях: Есть, но нет при этом, как правило, четкого определения их деятельности, каких-либо лицензий.

Офис живет недолго, нет контактной информации, либо она отсылает к далеким островам Карибского бассейна, а в нашей стране они предлагают только консультирование как таковое. Вот это основные признаки, по которым граждане могут отличить нормальную финансовую организацию от финансовой пирамиды. И нужно помнить, что, по сути, единственная услуга, которую они предоставляют, это сбор денег с граждан.

Надо еще сказать, что у нас финансовые пирамиды начинают привлекать денежные средства в криптовалюте, в биткоинах, например. У зарубежных финансовых пирамид это уже достаточно сильно распространено.

Как быть в том случае, если пирамида зарегистрирована за рубежом?

Валерий Лях: Надо четко понимать, что иностранные организации, оказывающие финансовые услуги, нам неподконтрольны, и в случае каких-то проблем с ними разбираться нужно будет в иностранной юрисдикции, то есть за рубежом. Даже если у этой организации есть лицензия иностранного регулятора, это мало поможет их российским клиентам.

Но они ведь не имеют права рекламировать финансовые услуги, если у них нет лицензии ЦБ? А они рекламируют.

Валерий Лях: Не имеют. Это вопрос недобросовестной рекламы финансовых услуг, которой занимается Федеральная антимонопольная служба. Мы с ней взаимодействуем.

Деятельность инвестиционных консультантов попадает в поле вашего внимания? Я имею в виду тех, кто заманивает людей на "бесплатные" семинары, рассказывает, как заработать сумасшедшие деньги.

Валерий Лях: Естественно, если это приглашение на лжеконсультацию по предоставлению финансовых услуг, целью которой является исключительно выманивание денег, такие компании попадают в поле нашего внимания. Это разновидность финансовых пирамид.

Финансовые пирамиды идут и в бедные регионы или только в богатые?

Валерий Лях: Они не смотрят на средний доход, главное - насколько люди готовы рисковать собственными деньгами. Как и любой преступник, организатор пирамиды не гнушается небольшими суммами.

Мы сейчас начали формировать карту рисков распространения финансовых пирамид на территории России, и ее первые контуры показали, что проблема эта не локальная. Финансовые пирамиды распространяются по всей стране, но неравномерно. Есть регионы, в которых их меньше, и часто это объясняется активной деятельностью местных администраций.

В этом смысле показательным примером является Татарстан, где действительно взялись за проблему - а пирамиды достаточно активно там распространялись в 2015 году. В прошлом году благодаря совместной работе отделения Банка России, правоохранителей и администрации региона количество пирамид и их жертв значительно снизилось.

И вообще, как только начинается более или менее активная борьба с финансовыми пирамидами, то они сразу хорошо так затихают, сворачиваются либо перетекают в соседние регионы. Мы это видим, в частности, по южным регионам.

А наиболее опасны с этой точки зрения какие регионы?

Валерий Лях: Традиционно самой привлекательной для финансовых пирамид является Москва: многомиллионный город, высокие средние доходы, огромное количество финансовых организаций, среди которых легче всего затеряться.

Есть попытки создать пирамиды всероссийского масштаба?

Валерий Лях: Может, и есть, но они пресекаются, как только пирамида становится заметной. Поэтому они не вырастают. И мы стараемся еще более локализовать эту проблему, чтобы она не превышала масштабы отдельных городов, не регионов даже.

Они же могут уйти в Интернет?

Валерий Лях: Сейчас финансовые пирамиды все больше ориентируются на молодежь и, естественно, ищут своего клиента в Интернете. Там они его найдут быстрее. И скорость принятия решения о вступлении в финансовую пирамиду в Интернете выше, оно может быть сиюминутным. Зачастую на этом и работают организаторы финансовых пирамид.

При этом сайты финансовых пирамид создаются все более и более качественно, профессионально. Это уже совсем не то, что мы видели года три назад. Они зачастую "делаются" под сайты добропорядочных организаций, финансовых и не только.

Вы имеете право их блокировать?

Валерий Лях: Мы сейчас начали заниматься этой проблемой. То есть блокировкой занимаемся, естественно, не мы. Мы обращаемся с такими предложениями в разные инстанции, в том числе в суды. Но сейчас подошли к тому, что имеет смысл блокировать сайты финансовых пирамид до решений суда, чтобы бороться с ними на ранней стадии, предотвращать значительный ущерб.

Пирамиды уже не обещают заоблачные проценты, чтобы не засветиться. И живут в среднем три месяца

Как будет выглядеть этот механизм?

Валерий Лях: Технические вопросы мы сейчас прорабатываем, чтобы все наши действия были юридически обоснованы.

Если сайт зарегистрирован не в российских доменных зонах?

Валерий Лях: Сейчас как раз все больше таких сайтов регистрируются за рубежом, и мы работаем с проблемой трансграничных псевдофинансовых услуг. Понятно, что мы также смотрим на варианты блокировки иностранных ресурсов. Я имею в виду право на обращение, а не непосредственно блокировку.

В отношении сайтов, зарегистрированных в российском Интернете, у нас такая возможность недавно появилась, мы заключили соглашения о блокировке подозрительных сайтов с Координационным центром национального домена сети Интернет и Фондом развития Интернета (управляют доменами .рф, .ru и .su. - Прим. ред.). И теперь мы можем сами инициировать блокировку мошеннических сайтов, в том числе финансовых пирамид.

Уже есть первые примеры, когда по вашим обращениям блокировались сайты?

Валерий Лях: Думаю, они появятся в самое ближайшее время. Мы начинаем разворачивать эту работу, и она для нас одна из приоритетных, потому что позволяет предотвратить финансовые преступления. А это куда эффективнее, нежели борьба с их последствиями.

У вас есть вся необходимая законодательная база для борьбы с финансовыми пирамидами, или вы будете еще что-то предлагать?

Валерий Лях: Мы идем вслед за организаторами недобросовестных схем на финансовом рынке, поэтому нам может потребоваться углубление нормативно-правовой базы.

Невозможно предусмотреть, как будет развиваться ситуация, какие новые схемы появятся в будущем, и исходя из этого заранее накладывать ограничения. Они ведь могут оказаться избыточными и препятствовать развитию рынка. Мы не строим стены там, где эти стены не нужны.

Строители пирамид и жертвы

"МММ" стала мировым брендом

Вы следите, что происходит с фигурантами дел по финансовым пирамидам после того, как передаете информацию о них правоохранителям? Удается привлекать организаторов?

Валерий Лях: Удается. Удается и доводить дела до реальных сроков, в том числе благодаря введению в 2016 году уголовной статьи за организацию финансовых пирамид.

При этом в Уголовном кодексе отсутствует конкретное определение пирамиды, но так не только у нас, но и во многих других юрисдикциях. Это вещь, которая постоянно меняется, мигрирует. И если мы сегодня дадим определение, то завтра появятся мошенники, которые сумеют его обойти.

Строители пирамид - они обычно кто?

Валерий Лях: По своему духу это авантюристы-кочевники, которые все время перемещаются: сняли сейчас небольшую прибыль в одном месте, переместились в другое, в другой регион или даже в другую страну, как показали последние полтора года. Если они видят, что уже не могут получать привычную прибыль, то легко перемещаются в страны Африки, Азии и там используют те же самые механизмы, которые они отработали в свое время в России.

Как Мавроди?

Валерий Лях: Понятно, что "МММ" - это уже в большей степени бренд, и под ним работает куча компаний, отдельных авантюристов, абсолютно никак друг с другом не связанных.

Зачастую среди организаторов финансовых пирамид встречаются жертвы пирамид 90-х. Они знают, как это было построено, и решают, а почему бы не попробовать себя в роли организатора.

Можно составить некий социологический портрет жертвы финансовой пирамиды?

Валерий Лях: Среди жертв есть все слои населения. В основном это молодежь и пожилые люди.

Причем молодежь зачастую понимает, что это какая-то финансовая пирамида, но все равно пытается выиграть. Здесь работает определенный азарт. Пенсионеры зачастую отдают последние деньги, и они действительно верят людям, которые являются организаторами пирамид.

Бывает, в пирамиды идут даже те, кто уже обжегся: в прошлый раз не получилось, ну сейчас точно получится. Есть люди, которые пытаются перекладывать деньги из одной пирамиды в другую. Но они должны понимать, что играют против профессиональных мошенников, которые изначально настроены на то, чтобы деньги украсть и никогда не возвращать. Еще раз: если кто-то рассчитывает, что пирамидостроители ему вернут деньги - напрасно, времена не те.

В прошлом году Банк России издал учебник по финансовой грамотности для школ, и я рекомендую его прочесть в первую очередь родителям, они там для себя тоже много нового откроют. Как минимум то, что сейчас уже нельзя вовремя "выскочить" из пирамиды, срубив легкие деньги. И помните, ваш заработок на пирамиде возможен лишь за счет таких же, как вы, не успевших выйти из нее.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 45